«Схватил ее за шею и стал душить». На суде по искам Пригожина к СМИ исследуют историю его судимостей

22.01.2021 15:53

Савеловский суд в пятницу начал рассматривать иск о защите чести, достоинства и деловой репутации предпринимателя Евгения Пригожина к журналисту и политику Максиму Шевченко, главному редактору владимирского издания «Довод» Илье Косыгину и главному редактору «Медузы» Ивану Колпакову.

Об этом сообщает Министерство правды

Пригожин оспаривает опубликованное «Доводом» интервью Шевченко, в котором тот комментировал другой иск Евгения Пригожина (там он проходит соответчиком вместе с Алексеем Навальным и Любовью Соболь) и заявил, что тот «дважды судимый уголовник, одна из статей — вовлечение несовершеннолетних в проституцию». В иске (текст есть у ОМ) уточняется, что фраза «дважды судимый уголовник» является гиперссылкой на материал «Медузы», в котором содержится аналогичная информация. По мнению Пригожина, утверждение о том, что он был осуждён за такие действия, «позорит имя и задевает честь и достоинство истца». Это аморально-криминальное деяние является особо осуждаемым обществом, к таким лицам «автоматически у любого человека возникает неприязнь» — то есть утверждения носят явно порочащий характер и крайне негативно влияют на честь, достоинство и деловую репутацию Пригожина, который занимается предпринимательской деятельностью — является участником ООО «Конкорд кейтеринг» и других компаний.

Он просит взыскать с Шевченко и Колпакова компенсацию морального вреда в размере 5 млн рублей с каждого, а также признать распространённые ими сведения недостоверными, порочащими честь и достоинство истца и удалить их из публичного доступа.Это один из первых исков Пригожина к СМИ и представителям оппозиции по данному поводу, но далеко не единственный: согласно картотеке Мосгорсуда, сейчас в столичных судах находится более 10 исков Пригожина о защите чести, достоинства и деловой репутации, по данным пресс-службы группы компаний «Конкорд», общая сумма заявленных требований составляет 77 млн рублей. Иски связаны либо с упоминанием судимости Пригожина, либо с претензиями к комбинату питания «Московский школьник», который поставляет еду для детей в учебные учреждения. «Открытые медиа» разбирались, откуда у СМИ появились основания говорить о судимости Пригожина за вовлечение несовершеннолетних в проституцию.

Как рассказал ОМ адвокат Сергей Бадамшин, который представляет в этом процессе Колпакова и редакцию «Медузы», Савеловский суд по инициативе ответчиков запросил данные о приговоре, вынесенном Пригожину Ждановским районным судом Ленинграда в 1981 г. Как следует из определения Судебной коллегии по уголовным делам Ленинградского городского суда, которая в том же 1981 году проверяла приговор, Пригожина вместе с подельниками признали виновным в нарушении сразу нескольких статей УК РСФСР: краже, разбойном нападении, мошенничестве, а также вовлечении несовершеннолетних в преступную деятельность. Последняя, согласно формулировке ст. 210 УК РСФСР подразумевала «пьянство, занятие попрошайничеством, проституцией, азартными играми, а равно использование несовершеннолетних для целей паразитического существования». То есть термин «вовлечение» включал в себя все известные на тот момент разновидности подстрекательских действий.

Этот эпизод появился в деле благодаря тому, что один их участников группы, в которую входил Пригожин, оказался несовершеннолетним. «…Бушман и Пригожин совместно с Макеко, зная о несовершеннолетии Копаева, в период с 16 по 21 марта вовлекли его в пьянство, распивая с ним спиртные напитки в ресторанах и квартире знакомого Б, кроме того, вовлекли его в преступную деятельность, совершив с ним <…> кражу и разбойное нападение», — следует из определения коллегии.Само разбойное нападение описывается так: «20 марта 1980 года вечером Бушман, Пригожин, Копаев и Макеко находились в ресторане „Океан“. Выйдя из ресторана около 24 часов, они встретили ранее незнакомую Королёву. Пригожин предложил отобрать у неё имущество. Пригожин и остальные с этим согласились. После чего они догнали Королёву у дома 7 по ул. М. Железняка, где Пригожин и Макеко подошли к Королёвой, и Макеко с целью отвлечения Королёвой попросила у неё сигарету. Когда Королёва открыла сумочку, Пригожин сзади схватил её за шею и стал душить, а Макеко в это время угрожала Королёвой ножом, помогла оттащить Королёву в сторону от дороги. Пригожин продолжал душить Королёву до тех пор, пока она не потеряла сознание, после чего Бушман снял с неё сапоги, один из которых передал Копаеву, а Пригожин и Макеко сняли у потерпевшей золотые серьги стоимостью 50 рублей. С похищенным имуществом все скрылись с места преступления».

Можно ли называть человека преступником, если в отношении него вынесен судом приговор и он вступил в законную силу? Существующая судебная практика не даёт однозначного ответа на этот вопрос, говорит директор защиты прав СМИ Галина Арапова. С одной стороны, есть позиция, что после погашения судимости человек формально уже не считается судимым (а судимость Пригожина погашена). Но тем не менее сам факт приговора остаётся фактом, в этом случае говорить о распространении недостоверной информации не приходится. Зато можно апеллировать к общественному интересу (что, собственно говоря, делает и сама власть — так, при выдвижении кандидатом человек обязан указывать все случаи судимости, в том числе снятые и погашенные). Общий тренд заключается в том, что иски о защите чести и достоинства из инструмента защиты репутации превратились в распространённый способ борьбы с критикой. Происходит инверсия ответственности — власти устраняются от проверки фактов, о которых пишут журналисты, вместо этого чиновники оскорбляются и идут в суд, где журналист уже в порядке гражданского спора вынужден доказывать свою правоту.

Юрист «Правозащиты открытки» Анастасия Буракова (представляет в этом деле редактора проекта «Довод» Илью Косыгина) обращает внимание на то, что из иска не понятно, какой моральный ущерб претерпел Пригожин и тем более чем обоснованы такие суммы предъявленного им морального вреда. Они очевидно направлены не столько на возмещение ущерба репутации, сколько на разорение ответчиков, говорит она.

Буракова напоминает, что, в своё время Верховный суд уже обращал внимание на назначение слишком дорогих компенсационных выплат для СМИ. Ещё в 2010 году в одном из постановлений Пленума ВС указывал, что суммы выплат не должны приводить к банкротству издания и не могут замещать имущественный вред, который является отдельной самостоятельной категорией для доказывания убытков. Юрист отмечает, что гражданские иски стали серьёзным инструментом, который применяется для ограничения свободы СМИ и борьбы с оппозицией.

Пресс-служба «Конкорда» в ответ на запрос ОМ сообщила, что целью судебного разбирательства в рамках заявленных исков является не борьба с критикой, а борьба с оскорблениями, фейками и распространением заведомо ложной информации, чем и занимаются многочисленные интернет-ресурсы. «Факты биографии Евгения Викторовича в суде не оспариваются. Оспаривается ровно то, что обозначено в судебном иске. Заявленный моральный ущерб оценивается юридической службой компании „Конкорд“, которая несёт за это полную ответственность», — говорится в ответе.



Источник: “http://rureporter.com/news/44765”

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Vivamus leo ante, consectetur sit amet vulputate vel, dapibus sit amet lectus. Etiam varius dui eget lorem elementum eget mattis sapien interdum. In hac habitasse platea dictumst. Morbi sed nisi est, vitae convallis nulla. Nunc vestibulum ipsum nec libero sodales dignissim.

Newsletter

SLorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Vivamus leo ante, consectetur sit amet vulputate

Back to Top