Россия в кольце врагов: Cоюзники и противники Кремля на постсоветском пространстве

30.11.2020 14:36

Какие лидеры постсоветских стран все ещё придерживаются пророссийских позиций, какие — прозападных, а какие проводят политику многовекторности? После поражения Игоря Додона на выборах президента Молдавии в полку союзников России на постсоветском пространстве убыло. Прозападные позиции Майи Санду ещё до вступления в должность привели к конфликту с Москвой из-за Приднестровья. Мы попытались разобраться, кого из постсоветских республик Россия может считать друзьями, а кого — врагами.

Об этом сообщает Устав Груп

Молдавия

Президент: Майя Санду

Избранный президент Молдавии Майя Санду победила пророссийского Игоря Додона и сразу обозначила прозападные позиции, предложив вывести российских миротворцев из Приднестровья. Это, разумеется, привело к конфликту с Москвой. Игорь Додон даже пригрозил вывести своих сторонников на улицы в знак протеста. МИД РФ в свою очередь назвал предложение Санду «подрывом усилий по урегулированию приднестровской проблемы». Впрочем, в Молдавии парламентская республика, а у партии госпожи Санду всего 15 мандатов. Правящая коалиция не сформирована. В случае отставки правительства, на котором настаивает президент, будет распущен парламент, назначены парламентские выборы и расстановка сил поменяется.

Закавказье

Азербайджан

Президент: Ильхам Алиев

Президент Азербайджана не вписывается в традиционную для постсоветских республик разбивку на «прозападных» и «пророссийских» лидеров. Сын Гейдара Алиева Ильхам, в отличие от отца, который оказывал повышенное внимание и русскому языку, и русской культуре, сосредоточился на тюркизме. Известные события в Нагорном Карабахе и роль Турции в этой войне позволяют отнести Ильхама Алиева к «протурецким» лидерам. Что для Кремля несомненно более приемлемо, чем якшания с Западом. Москву с Анкарой связывают большие энергетические проекты и торговые отношения, включая торговлю оружием, которые позволили забыть как о сбитом российском Су-24 в Сирии, так и о сбитом российском вертолете Ми-24 над Нагорным Карабахом. Когда в отношениях России и Турции появляется напряженность, Россия может временно ввести своего рода экономические санкции в виде запрета на ввоз определенных товаров или запрета для турецких компаний выполнять отдельные виды работ, например, заниматься строительством.

Армения

Президент: Армен Саркисян. Премьер-министр Никол Пашинян

Форма правления в Армении — парламентская республика. С точки зрения политического влияния премьер-министр значит намного больше, чем президент. Действующий премьер-министр Никол Пашинян, пришедший к власти в результате Бархатной революции, воспринимается в Кремле скорее как «прозападный» политик. Впрочем, отношения России и Армении лучше рассматривать на уровне межгосударственных отношений, а не наличия «пророссийских» политических сил их положения во власти. Армения состоит в ОДКБ, и на её территории функционирует 102-я российская военная база, которая дислоцируется в Гюмри и Ереване и входит в Объединенную систему ПВО СНГ.

Грузия

Президент: Саломе Зурабишвили. Премьер-министр: Георгий Гахария

В Грузии тоже парламентская республика, а ещё политический кризис после второго тура выборов в парламент, который бойкотировала оппозиция, заявляя о фальсификациях, правящая партия «Грузинская мечта» получила 90 из 150 мест в парламенте. Оппозиционные силы требуют провести повторные выборы, которые вряд ли состоятся. Таким образом, будем считать, что Георгий Гахария останется премьер-министром. Внутри Грузии Гахарию обвиняют в пророссийских позициях — он выпускник МГУ и якобы в качестве министра внутренних дел «крышевал» в Грузии российский бизнес. Впрочем, пророссийским его называют только оппоненты из оппозиционного блока экс-президента Михаила Саакашвили. На деле Гахария и «Грузинская мечта» продолжают курс на интеграцию с НАТО и Евросоюзом.

Восточная Европа

Украина

Президент: Владимир Зеленский

После «Революции достоинства», или Евромайдана, потери Крыма и начала военного конфликта на юго-востоке страны украинские лидеры не могут быть пророссийскими. Владимир Зеленский пообещал закончить конфликт на Донбассе, однако пока ему это не удается. Сегодня Украина связана кредитными обязательствами с МВФ, является членом-аспирантом НАТО, а Россию с 2015 года на законодательном уровне признала «страной-агрессором».

Белоруссия

Президент: Александр Лукашенко

Александр Григорьевич один из самых одиозных лидеров постсоветских республик и в некоторой степени конъюнктурщик. Конечно, Лукашенко позиционирует Белоруссию как младшего брата России. Однако фактически, если не брать текущую ситуацию, президент играет на два фронта — и на Запад, и на Россию. Вероятно, дело в географическом положении или желании посидеть на двух стульях: Запад даёт (давал) Минску дешевые кредиты, а Россия — дешевые кредиты, скидки на углеводороды, деньги за транзит и инвестиции в экономику.

Центральная и Средняя Азия

Казахстан

Президент: Касым-Жомарт Токаев

Здесь все просто. Касым-Жомарт Токаев продолжает политику Нурсултана Назарбаева как его преемник и, безусловно, тепло относится к России. Впрочем, Токаева часто называют ещё и прокитайским кандидатом. Учитывая тёплые отношения Пекина и Москвы, можно говорить, что для Кремля Токаев пророссийский кандидат.

Киргизия

И. о. президента: Садыр Жапаров

После последней киргизской революции в октябре 2020 года, которая привела к отставке президента Сооронбая Жээнебекова, исполняющим обязанности главы государства стал Садыр Жапаров. Перед возвращением в большую политику Жапаров вообще-то сидел в тюрьме по обвинению в захвате заложников и других преступлениях, что не помешало ему взлететь так высоко на волне революции. Революции в Киргизии носят клановый характер — Садыр Жапаров принадлежит к северным кланам. Однако на отношения с Россией и северные, и южные кланы смотрят одинаково. Российский рынок труда востребован мигрантами из Киргизии, а переводы из России составляют треть киргизского ВВП. Разговоры о лишении русского языка государственного статуса — всего лишь попытка шантажа.

Таджикистан

Президент: Эмомали Рахмон

Бессменный лидер Таджикистана хоть и считается пророссийским политиком, но, как и многие лидеры республик Центральной и Средней Азии, проводит политику многовекторности. Рахмону нужен российский рынок труда, востребованный трудовыми мигрантами, а также 201-я российская военная база и членство в ОДКБ, гарантирующие безопасность со стороны Афганистана. Впрочем, связи с Россией не мешают Рахмону проводить китайско-таджикские учения, а также тесно сотрудничать с США и Ираном.

Туркменистан

Президент: Гурбангулы Бердымухамедов

Туркменистан — одна из самых закрытых стран на постсоветском пространстве, а Гурбангулы Бердымухамедов там — словно бог. Он не только президент и главнокомандующий, но ещё и профессор, доктор, «Народный коневод Туркменистана», а также автор-исполнитель. Россия и Таджикистан стратегические партнёры, повторяют, как мантру, в МИДе РФ. Туркменистан сохраняет нейтралитет: республика ведёт переговоры как с афганскими группировками, так и с ОДКБ, но в организациях коллективной безопасности или системе ПРО не участвует.

Узбекистан

Президент: Шавкат Мирзиеев

Шавката Мирзиеева можно считать пророссийским политиком. Он, кстати, связан родственными узами с российским олигархом Алишером Усмановым. После того как в 2016 году он пришел к власти, эксперты прогнозировали возвращение Узбекистана в ОДКБ. Однако этого так и не произошло. Эксперты считают, что к присоединению Ташкента к ОДКБ может подтолкнуть террористическая угроза со стороны Афганистана или угроза «цветной революции». Впрочем, Мирзиеев, кроме России, активно сотрудничает и с Китаем, и с США.

Прибалтика

Латвия

Президент: Эгилс Левитс. Премьер-министр: Кришьянис Кариньш

Латвийский президент Эгилс Левитс — сторонник европейских ценностей и противник празднования Дня Победы. Его, конечно, нужно отнести к прозападным политикам на постсоветском пространстве. Впрочем, Латвия парламентская республика, и полномочия президента сильно ограничены. Несмотря на то, что больше всего кресел в сейме в 2018 году заняла пророссийская социал-демократическая партия «Согласие», в правящей коалиции она не состоит. Новая консервативная партия, политическое движение «Для развития/За!», центристы из KPV LV и национальное объединение «Всё для Латвии» одобрили назначение кабмина во главе с премьер-министром Кришьянисом Кариньшем из «Нового Единства». Премьер подчеркнул, что Латвия продолжит курс на Запад. К тому же Латвия уже состоит в НАТО и Евросоюзе.

Литва

Президент: Гитанас Науседа

Гитанас Науседа как президент страны-участницы НАТО и ЕС придерживается прозападных позиций. Кроме того, он регулярно выступает с антироссийскими заявлениями, направленными в первую очередь против властей, но не граждан России. Он один из немногих балтийских политиков, который не брезгует говорить на русском языке с журналистами.

Эстония

Президент: Керсти Кальюлайд

Эстония, как и другие прибалтийские республики, входит в НАТО и ЕС, поэтому говорить о пророссийских позициях её лидеров нельзя. Вместе с лидерами Латвии и Литвы Эстония настаивает, что Россия представляет угрозу для суверенитета прибалтийского региона. Президент Керсти Кальюлайд отмечает: «…Россия становится опасней из-за понимания, что её время подходит к концу», а не из-за желания расширить империю.

Международное положение

В Кремле рассказали о контактах с командой Майи Санду

Австралия требует у Китая удалить сообщение в Twitter

Пушков: партнёрство с Россией — козырная карта Эрдогана

Арабская коалиция атаковала базу йеменских повстанцев около аэропорта Саны

Все материалы по теме (12427)


Источник: “https://svpressa.ru/politic/article/283108/”

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Vivamus leo ante, consectetur sit amet vulputate vel, dapibus sit amet lectus. Etiam varius dui eget lorem elementum eget mattis sapien interdum. In hac habitasse platea dictumst. Morbi sed nisi est, vitae convallis nulla. Nunc vestibulum ipsum nec libero sodales dignissim.

Newsletter

SLorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Vivamus leo ante, consectetur sit amet vulputate

Back to Top