Между конфликтами и надеждами

12.03.2020 10:48

«Гордость» — это слово в Сеуле сегодня можно слышать очень часто. «Я горжусь тем, что Корея принимает у себя саммит G20», — сказала корреспондентам иностранной телекомпании простая прохожая на улице. «Это отличная возможность для Кореи показать себя всему миру с лучшей стороны», — считает другой собеседник. Еще один заявил: «Корея может гордиться тем, что именно мы были избраны индустриальными странами, чтобы провести подобное мероприятие».

Об этом сообщает Руспрес

И повод для гордости точно есть. Южная Корея — страна, занимающая географически наименьшую территорию среди государств «Большой двадцатки». Население у нее также на самое большое — примерно 50 млн жителей. При этом она является одним из наиболее экономически развитых государств как в Азиатском регионе, так и в мире. К концу 80-х годов здесь сформировалась стабильная демократия западного образца, что способствовало бурному экономическому развитию этой страны.

Президент Южной Кореи Ли Мен Бак в своей приветственной речи участникам саммита напомнил, что до сих пор подобные международные форумы проводились каким-либо из государств G7.

Саммит в Сеуле, подчеркнул он, впервые устраивает страна, не относящаяся к числу «полностью индустриальных», и, кроме того, он впервые проводится в Азии. Это усиливает, по мнению президента, позиции развивающихся и пороговых стран в мировой экономической и политической системе, дает им шанс показать себя «во всей красе».

А вот цель проведения саммита ясна далеко не каждому корейцу. Социологические опросы показывают, что многие жители страны считают, будто представители двадцати стран собрались в Сеул, чтобы «продемонстрировать солидарность с Южной Кореей» в ее обострившемся в последние месяцы конфликте с Северной Кореей, а кое-кто вообще полагает, что в Сеуле отмечается некий абстрактный «международный праздник».

И в чем-то жители Южной Кореи правы. О целях проведения саммита на сегодняшний день вряд ли можно составить непротиворечивое впечатление. Несмотря на весь оптимизм организаторов, остается непонятным, на какие результаты рассчитывают те или иные страны и группировки.

Само руководство Южной Кореи может поздравить себя с дипломатическим успехом: еще накануне саммита именно его усилия привели к тому, что долгожданная и давно назревшая реформа Международного валютного фонда (МВФ) наконец-то стала воплощаться в реальность.

Напомним, что на встрече министров финансов стран «Двадцатки», которая прошла недавно в китайском Гуанчжоу, было принято решение о перераспределении как минимум 6% голосов в пользу пороговых стран — Бразилии, Китая, Индии и России. Это весьма небольшой шаг, но это только начало. Южная Корея ввиду своей укрепившейся экономической мощи получила большее влияние в МВФ, впрочем, ее «прирост» исчисляется десятыми долями процента. Теперь это решение должно быть подтверждено лидерами G20 в Сеуле — но тут, как говорится, будет достаточно простого кивка.

А вот с другим вопросом, также обсуждавшимся в Гуанчжоу, дела обстоят далеко не так гладко. Речь идет, конечно же, о пресловутой «валютной войне». Министры финансов G20 призвали руководителей стран и правительств к поиску компромиссного решения. Они считают, что страны вроде США, Китая или государств еврозоны должны воздержаться от гонки удешевления своих валют.

Президент Южной Кореи выразил надежду на то, что этот призыв будет услышан и основные игроки международного валютного рынка в самом деле проявят выдержку. Однако надежда эта весьма призрачна: сразу после саммита в Гуанчжоу стало известно, что Федеральная резервная система США вбрасывает в оборот очередные сотни миллиардов долларов, что неминуемо ведет к падению курса американской валюты на рынке. Китай, Бразилия и даже сама Южная Корея высказали по этому поводу свою озабоченность.

Точнее, «озабоченными» оказались только южные корейцы, а вот китайцы и бразильцы открыто возмущаются «протекционистской политикой Белого дома». Возможно, заявляют представители китайских правительственных кругов, Вашингтон этого не заметил, но его решение в очередной раз запустить печатный станок негативно отражается и на других странах с их валютами. Так что неча, как говорится, на зеркало пенять...

А перед самым началом сеульского саммита у США, похоже, появился новый противник. Канцлер ФРГ Ангела Меркель, выступая перед топ-менеджерами со всего мира, подчеркнула, что она совершенно не приемлет идею Обамы о межгосударственном контроле над мировой торговлей. Идея эта, если отбросить множество дипломатических околичностей и малопонятных экономических терминов, довольно проста: страны-экспортеры должны добровольно ограничить экспорт своих товаров ради установления «мирового экспортно-импортного баланса».

В реальности это означает следующее: в данный момент на рынке США сложилась весьма неблагоприятная ситуация для американских товаров, они по многим позициям проигрывают зарубежным. Экспортно-импортный баланс в Америке ушел в глубокий минус. В Соединенные Штаты ввозится гораздо больше товаров, чем экспортируется из этой страны. Поэтому, по мнению Обамы, страны-экспортеры должны сами, так сказать, добровольно ввести квоты на собственный экспорт в США. И в первую очередь это касается Германии и Китая: немецкие товары обгоняют американские по качеству, а китайские — как известно, по дешевизне.

Естественно, что ни Германия, 60% бюджета которой составляют именно доходы от экспорта, ни Китай не в восторге от этой мысли. «Многие американские фирмы в данный момент совершенно неконкурентоспособны на мировом рынке, — подчеркнула Ангела Меркель. — И естественно, что американские товары пользуются меньшим спросом. Это свободный рынок. Я не вижу причины, по которой мы должны вмешиваться в этот процесс».

В случае если Вашингтон, как прозрачно намекали некоторые представители администрации Белого дома, захочет ввести протекционистские пошлины на ввоз импортных товаров в США, заявила канцлер, это не прибавит американским товарам конкурентоспособности в мире, так что подобная «торговая война» заранее обречена на поражение.

При этом Ангела Меркель подчеркнула, что в вопросе конкуренции валют она по-прежнему остается на стороне Барака Обамы. Она предостерегла от искусственного влияния на курсы валют. «Политическое регулирование граничных показателей курсов невозможно оправдать ни с точки зрения экономики, ни с точки зрения политики, — полагает канцлер. — Это совершенно не сочетается с целями свободной мировой торговли».

Впрочем, этот упрек в равной степени относится как к Пекину, так и к Вашингтону: решение ФРС о выделении 600 млрд свежих долларов было воспринято в Европе, как говорится дипломатическим языком, «с большой озабоченностью». Свое недовольство этими действиями высказали даже бессменные и абсолютно лояльные союзники Америки — англичане.

Впрочем, не только экономические заботы и «валютная война» доставляют сегодня головную боль организаторам сеульского саммита. Существуют вполне реальные опасения, что беспокойный сосед Сеула, Северная Корея, может воспользоваться этой встречей, чтобы в очередной раз напомнить о себе. В последнее время пограничные провокации со стороны Пхеньяна поступательно нарастали, не говоря уже о том, что северокорейская подводная лодка лишь несколько месяцев назад торпедировала южнокорейский корвет.

Специалисты по вопросам безопасности в один голос утверждают, что сеульский саммит может оказаться для Северной Кореи идеальным поводом в очередной раз поиграть мускулами. Так что, пожалуй, беспрецедентное количество полицейских, охраняющих эту встречу, вполне оправданно.

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Vivamus leo ante, consectetur sit amet vulputate vel, dapibus sit amet lectus. Etiam varius dui eget lorem elementum eget mattis sapien interdum. In hac habitasse platea dictumst. Morbi sed nisi est, vitae convallis nulla. Nunc vestibulum ipsum nec libero sodales dignissim.

Newsletter

SLorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Vivamus leo ante, consectetur sit amet vulputate

Back to Top